Рисунки и каллиграфия Ф. М. Достоевского

От изображения к слову


Anno 2016
Peso 3.00 Kg
Dimensioni 33 x 26 x 5
Pagine 468
ISBN 9788899375072
Collana CALLIGRAMMI

INDICE

Каллиграммы Достоевского: таинство творческого замысла I. Графическое наследие Достоевского Введение - Детство и юность. Главное инженерное училище - Состав графического наследия Достоевского - Графика как письмо. II. Знакомые лица Петр I - В. Г. Белинский - И. С. Тургенев - В. И. Аскоченский - Сервантес и его Дон Кихот - Вольтер (франсуа-Мари Аруэ) - В.Шекспир - РоджерТичборн - Жермена де Сталь - М. М. Достоевский и его жена Эмилия федоровна - федор федорфедорович Достоевский - Автопортрет Достоевского. III. формирование «лица идеи» Крокодил - Преступление и наказание (Семья Раскольниковых / «Гас» / «Любовь в унижении, между последними существами» / Соня Мармеладова / «Переделка», «Лизавета» / Следователь / Николя Мальбранш / Раскольников – Наполеон Бонапарт / Два Наполеона / «Крестоцвет») - Идиот (Первыйгеройромана / «Ариман» / «Сын» / «Генерал» / Святитель Тихон, Наполеон Бонапарт I, Джоаккино Россини / Григорий Богослов / Женевский миф) - Бесы («Грановский» / «Степана Трофимовича описали» / Старец и «Рашель» / Кармазинов / «фон Лембке» / Картузов-Лебядкин / Князь Хилков) - Подросток (Версилов / «Князь Сережа» / «Нос» / «Старец» / Макар Долгорукий и «Влас» / Инок) - Братья Карамазовы (Митя Карамазов / Грушенька / Прокурор и адвокат / Собор обновленного христианства / ф. П. Карамазов / Инквизитор и исповедь Дмитрия старцу / Еще один портрет / Зосима / Храм Св. Георгия / Улицы Старой Руссы). IV. Идеографическое письмо Достоевского Художник и литератор - «физиогномика»Достоевского - философия портрета - Портрет в графике и в слове - Готический иероглиф и петербургская архитектура - «Каллиграфическое письмо» Достоевского - Нарративный экфрасис Достоевского. Заключение

Read more

Di: Konstantin Barsht,

A cura di: Stefano Aloe

€ 150.00

Collana CALLIGRAMMI


Уникальный издательcкий проект: впервые страницы “записных тетрадей” Достоевского, до сих пор почти неведомые для широкой публики, публикуются в оригинальном формате и с абсолютной точностью цветопередачи. 202 иллюстрациий, среди которых 150 страниц из “записных тетрадей” великого писателя - портреты, изображения архитектурных деталей готики, каллиграфические записи. Книга К. Баршта, одного из известных и весьма авторитетных исследователей творчества Достоевского, рассказывает о творческом пути Михаила Федоровича на основе научно- исследовательких материалов, обещает захватывающее чтение для экспертов и любителей, для всех тех, кто желает открыть для себя личность великого русского писателя.




ESTRATTO

федор Михайлович Достоевский с большим интересом относился к изобразительному искусству, не раз бывал на художественных выставках и писал о них отзывы, в его творческом наследии можно найти упоминания о многих шедеврах русской и мировой живописи. О своих собственных опытах в этой области он говорил редко и неохотно. В произведениях и письмах писателя содержится немного информации о том, сколь значительное место занимало рисование в его творческом процессе и, соответственно с этим, – как много разнообразных рисунков содержат его рукописи. Современники, за небольшим исключени- ем, и представить себе не могли, что записные тетради писателя-философа буквально испещрены изображениями мужских, женских, детских лиц, арабесками и росчерками, архитектурными эскизами, каллиграфически выписанными словами. Его молчание на сей счет выглядит многозна- чительным: не в характере Достоевского было выносить на общее обсуждение то, что имело для него особое значение и составляло личную тайну. Известно, что другой рисующий писатель, А. С. Пушкин, подарил свою графику домашнему альбому Евгения Онегина, где «Меж непонятного маранья / Мелькали мысли, замечанья, / Портреты, числа, имена, / Да буквы, тайны письмена...» В то же время поэт признавался, что рисовал лишь в то время, когда «сердце тоскует», иначе же «Перо, забывшись, не рисует, / Близ неоконченных стихов, / Ни женских ножек, ни голов.» Невозможно представить себе Пушкина без его рисунков, некоторые из которых популярны не менее, чем его литературные произведения. Отношение поэта к своему рисованию было непринужденным, но серьезным и открытым, он с удовольствием оставлял свои зарисовки в домашних альбомах, тем более – не пытался их скрывать. Достоевский, который рисовал в сво- их рукописях не меньше Пушкина, хранил молчание на сей счет; в отличие от своего литературного кумира, нечасто включал описание своей графики в тексты произведений.

Read more